На главную страницу О компании Обучающие программы Корпоративные проекты Форум Статьи Вебинары Партнеры Новости
Основные направления
Работа у нас
Контакты
Все программы
     Английский язык
     Немецкий язык
     Русский язык
Где купить
Электронные версии
Сетевые версии
Скачать демоверсии
Регистрация программ
Техническая поддержка
Полезная информация
Air English
Посольство США в Москве
МГУ им. Ломоносова

Для преподавателей. Мы запустили новый сервис на repetitor.ru.

.
Преподаватель английского – носитель языка, или «наш»?

Анатолий Жислин
Центр образовательных компьютерных технологий «РЕПЕТИТОР МультиМедиа»
Это статья для тех, кто собрался заняться английским и решает вопрос выбора, вынесенный в заголовок.

Я проделал простенький эксперимент: ввел в Яндексе словосочетание «Английский с носителем языка». Результаты впечатлили. Первые десятки страниц –предложения московских языковых курсов учиться английскому у преподавателей-носителей языка. Я и не думал, что у нас в Москве так много квалифицированных преподавателей-иностранцев. Впрочем, далеко не во всех рекламных предложениях утверждают, что преподаватель-носитель  имеет должную подготовку, зато подчеркивают, что он – носитель языка.

Вспомнился эпизод из прошлого. Наша компания «РЕПЕТИТОР МультиМедиа» разрабатывает компьютерные обучающие программы и самоучители по иностранным языкам. Мы регулярно приглашаем к сотрудничеству носителей языка: дикторов, редакторов, а иногда и авторов, часто получаем резюме живущих в Москве иностранцев, заявляющих о готовности к работе. Мне запомнился один из соискателей. Он родился и вырос в США, некоторое время работал в Москве преподавателем английского в одной известной сети школ иностранных языков. На собеседовании выяснилось, что до приезда в Россию он получил специальность повара, успешно работал по этой профессии, но его тянуло к путешествиям. Через несколько недель интенсивного обучения на краткосрочных курсах он получил сертификат преподавателя и с помощью рекрутингового агентства довольно легко нашел место преподавателя в Москве.

Мы не пригласили молодого человека на работу: возникли сомнения в том, что он сможет быть литературным редактором. Работу диктора мы тоже не рискнули предложить ему: смущала дикция (мы делали тогда компьютерный самоучитель «РЕПЕТИТОР English» для относительно ранних этапов изучения английского языка, и нам казалось, что дикторы должны говорить по-английски лучше, чем наш новый знакомый). Впрочем, он нас не обманывал. Он действительно был носителем английского языка (к тому же, никаким другим языком, кроме английского, он не владел), но вот был ли он хорошим преподавателем…

Внесу ясность. Я знаю очень достойных преподавателей-носителей, которые успешно преподают в России. Например, на Факультете иностранных языков и регионоведения МГУ имени М.В.Ломоносова работает профессор из Великобритании Кейс Роусон-Джоунс (Keith Rawson-Jones). Он заслуженно любим студентами и коллегами, является автором отличного учебника. Есть и другие положительные примеры. Однако часто за объявлениями «Уроки английского с носителем языка» следуют занятия с учителем, который, как в рассказанном эпизоде, прошел что-то вроде «интенсивного курса переподготовки из поваров в преподаватели». Значительная часть рекламных предложений «Английский с носителем языка» рассчитана на святую веру наивного потребителя в то, что «импортное всегда лучше».

Явление это (упомянутая святая вера) на Руси не в новинку. Вспомните госпожу Простакову из комедии Д.И.Фонвизина «Недоросль» (дело было аж в восемнадцатом столетии). Охваченная слепой материнской любовью к трудновоспитуемому сыночку Митрофанушке (это он «не хотел учиться, а хотел жениться»), мадам Простакова подарила нам несколько «вечно живых» педагогических концепций. Так, она пришла к выводу, что география – не дворянская наука, поскольку дворянину достаточно приказать, куда нужно его отвезти, а уж это дело извозчика – знать, как туда ехать. Она же установила, что учитель-иностранец (термин «носитель языка» тогда не употребляли) должен стоить куда как дороже чем учитель «из наших». В результате немец Адам Адамыч Вральман, нанятый для обучения Митрофанушки французскому и «всем наукам», получал аж триста рублей в год, тогда как прочим учителям хватало и десяти. По сюжету становится понятно, что Адам Адамыч подался в учителя из кучеров, но приставлен-то он был для обучения Митрофанушки не географии, а иностранному языку! Как тут снова не вспомнить про нашего повара…

Итак, первый вывод. Занятия с преподавателем-носителем языка сами по себе еще не гарантируют эффективность. Успех обучения зависит от таких достоинств учителя, как широта кругозора, умение понимать трудности, стоящие перед его учеником, способность к установлению с учеником контакта, ну, и, конечно же, очень важны владение языком и профессиональные методические навыки. Тот факт, что человек родился и вырос в какой-то конкретной стране, еще не значит, что у него есть все эти достоинства, а одного лишь владения языком далеко не достаточно.

К счастью, все же есть надежда на то, что на курсах вас ждет не просто носитель языка, а образованный и опытный профессионал. Однако представим, что на тех же курсах работает еще один преподаватель, обладающий теми же достоинствами, но он «наш», а не носитель английского языка, его родной язык русский. Кого предпочесть? Ответ не столь однозначен.

Многое зависит от вашего нынешнего уровня владения языком. Допустим, у вас уже есть крепкая база, вы освоили основные грамматические явления языка и набрали определенный словарный запас.  Тогда вам пора учиться понимать на слух  живую (спонтанную, рождающуюся здесь и сейчас) речь носителей языка, пора приближать вашу собственную речь к стандартам аутентичности. В этом случае вам необходима практика общения на языке, и занятия с хорошим преподавателем-носителем будут очень ценны. Впрочем, если это – действительно ваш случай, и вы достигли уже столь высокого уровня, то не читайте эту статью дальше, скорей всего, вы не нуждаетесь в моих советах и сами знаете, что вам делать.

А вот если вы проходите через ранние этапы освоения английского, либо и вовсе только начинаете изучать язык, то очень стоит выяснить, предполагается ли в процессе занятий с преподавателем-носителем использование русского языка, или же уроки будут проходить только по-английски. Здесь часто выясняется, что преподаватель недавно приехал, не планирует работать у нас долго и по-русски не говорит. Более того, менеджеры курсов, скорей всего, будут уверять вас в том, что это – ваша редкая  удача, поскольку у вас просто не будет других возможностей, как заговорить на изучаемом языке. Весьма вероятно, вы услышите про погружение в языковую среду, возможно, вам укажут на аналогию с тем, как легко маленькие дети изучают свой родной язык лишь потому, что он звучит вокруг.

Не соглашайтесь! Начнем с последнего довода, про маленьких детей. Задумайтесь, сколько времени уходит на освоение родного языка. Ребенок начинает понимать речь окружающих где-то в возрасте около года но потребуется еще лет десять, чтобы речь стала свободной. Устроит ли вас такой темп обучения «в условиях погружения»? К тому же учтите, у маленького ребенка больше, чем у нас, возможностей воспринимать все, что говорится вокруг: он еще не занял те «емкости» для хранения информации, в которые взрослый человек уже много что положил. Поэтому ваше «стихийное обучение» пойдет тяжелее, чем у ребенка. Плюс к этому, маленький ребенок «изучает» язык постоянно, за исключением времени сна, а вы уверены, что сможете заниматься по такому же графику?

Взрослому, приступающему к изучению незнакомого языка, нужно, чтобы ему время от времени объясняли новый материал (слова, грамматика, и многое другое). Эти объяснения пока доступны для него только на родном языке. Если у него возникнут вопросы, то задать их преподавателю он может также лишь на родном языке. А вот теперь представьте себе, насколько падает эффективность занятий, если преподаватель и ученик на этом первом этапе не имеют общего языка. Разумеется, преподаватель, просто показывая пальцами на себя, на вас и на присутствующих, может объяснить личные местоимения (I – я, you – вы, he – он и т.д.). Однако, как только материал хоть немного усложнится, от преподавателя потребуется настоящий артистизм, чтобы объяснить такими методами за полчаса то, что можно сказать по-русски за секунды. Эти занятия могут выглядеть как талантливая клоунада, но их практическая эффективность будет низкой.

Впрочем, и это далеко не все. На начальном и среднем этапах перед учеником встают проблемы, коренящиеся в родном языке, либо связанные с тем, что в родном языке просто нет аналогии изучаемому явлению английского языка.

Вот примеры. Говоря по-русски про группу людей, мы можем сказать: «Все уже находятся здесь». Обратите внимание на глагол в форме множественного числа: для нас это естественно, поскольку местоимение «все» ассоциируется с представлением не об одном человеке, а о нескольких.

Иначе в английском. Нельзя сказать “Everybody are here” – это типичная ошибка из категории “Russian English”. Правильно будет “Everybody is here”, поскольку местоимение ‘everybody’ хоть и переводится на русский как «все», но в представлении носителя английского языка связано с единственным числом.

Разумеется, преподаватель-носитель сможет в дальнейшем помочь ученику избавиться от этой ошибки, но он, не понимая истоков этой ошибки,  не сможет с самого начала упредить ее внятным объяснением.

Еще пример. Носители английского языка, как правило, не могут понять, почему у нас, русскоговорящих, вызывают такой панический ужас артикли. Но причина проста: в русском языке артиклей просто нет. Новичку здесь нужны объяснения. Они возможны пока  только по-русски (вспоминается в связи с этим анекдот о том, как учитель, преподающий английский язык «браткам», блестяще преодолел эту трудность, объяснив, что неопределенный артикль “a” на русский переводится словом «типа», а определенный артикль “the” означает по-русски «чисто конкретно»).

Кстати, представьте себе ситуацию обратную: вообразите, что вы, не владея английским, взялись преподавать русский язык ученику-носителю английского языка, при этом ученик пока не может понять ваши объяснения по-русски. Вообразите, что будет, когда дело дойдет до русских падежей (они у англичан и американцев вызывают примерно такой же ужас, как русские морозы и знаменитые пьяные медведи, разгуливающие по улицам Москвы). Легко ли вам будет объяснить этот материал, если вы не владеете языком, понятным вашему ученику?

Итак, для занятий на начальных этапах нужен преподаватель, который объясняет ученику новый материал на доступном языке, понимает и предвидит те трудности в освоении английского, причины которые вытекают из родного языка его ученика. Все это возможно лишь при условии, что преподаватель владеет не только английским, но и русским.

В наших краях найти преподавателя-носителя английского языка, который хорошо знает и русский, можно, но это – редкая удача. В причинах этого имеет смысл разобраться. Из анализа могут последовать полезные выводы.

Дело в том, что для Великобритании и США преподавание английского давно и закономерно стало отраслью индустрии. Университеты и учебные центры этих стран принимают учащихся из-за рубежа на языковые программы. Активная работа ведется и по подготовке преподавателей английского, которые потом разъезжаются по всему свету.

При этом языковые программы в Великобритании и США обычно предназначены для студентов из разных стран: вполне типична картина, когда в одной аудитории находятся студенты из нескольких стран. Подготовка преподавателей, также не нацелена на студентов из какой-то конкретной страны. Будущий преподаватель английского обычно не знает, в какой стране начнется и где продолжится его педагогическая карьера. Сегодня он будет преподавать, например, китайцам, затем перуанцам, потом приедет в Россию… Разумеется, невозможно с каждым новым переездом осваивать новый язык. Вот почему многие приезжающие к нам преподаватели-носители  знают лишь один английский. Естественно и то, что разрабатываемые в рамках этих подходов учебники также не ориентированы на конкретную страну. Вот почему в странах английского языка пропагандируются те методы обучения английскому, в которых не используется родной язык обучающихся.

Во многих случаях этот подход оправдан, даже неизбежен. Допустим, речь идет о преподавании английского языка в условной Республике Тихоокеанских островов Южной Банании, где население говорит на неведомом за пределами этой страны языке, нет национальных преподавательских кадров. Разумеется, в этом случае обучение английскому возможно лишь силами приезжих учителей без использования языка-посредника. Однако, несмотря на нашу русскую народную любовь к самокритике, заметим, что Россия все-таки не Южная Банания, у нас возможны и другие подходы.

Раз так, то к учебникам английского, написанным и изданным в Великобритании и США, стоит относиться так же, как к преподавателям-носителям. Для обучения на ранних этапах может оказаться вполне хорош изданный в России учебник, в разработке которого учтен и в меру используется родной язык учащихся. Что же касается продвинутых этапов, то хороший учебник для них должен содержать много аутентичного материала, который, весьма вероятно, найдется в зарубежных учебниках.

Как видите, не все однозначно. Здесь просто невозможны какие-то категорические и краткие, как военные команды, рекомендации. И все же, надеюсь, эта статья поможет тому, кто хочет заняться английским и решает для себя вопрос, вынесенный в заголовок. Правда, придется подумать. Уверен, у вас есть для этого возможности, в этом ваше радикальное преимущество перед персонажами Д.И.Фонвизина. Иначе не вы, а кто-то другой читает сейчас эту статью. :)




Здесь Вы можете найти информацию по обучающим программам компании "РЕПЕТИТОР МультиМедиа", которые специально разработаны для самостоятельных занятий за компьютером и направлены на совершенствование восприятия на слух беглой речи носителей языка, формирование базовых навыков устного перевода, расширение словарного запаса и другие аспекты изучения английского.
    Карта сайта
   
2004-2016 © «РЕПЕТИТОР МультиМедиа»